Ваш регион:
Поиск Корзина

Игнатий Антиохийский. Епископ-мученик и происхождение епископата

Игнатий Антиохийский. Епископ-мученик и происхождение епископата
Поделиться в соц. сетях:
  • Добавить в отложенные покупки
  • Товар №: 65325
  • Издательство: ББИ
  • ISBN: 978-5-89647-282-7
  • 188 стр.
  • Вес: 371 г.
  • Переплет: твердая
  • Год: 2012
  • Цена: 299 руб.
  • Описание
  • Отзывы

Игнатий Антиохийский занимает в христианской церкви место среди так называемых «мужей апостольских». В своих письмах к различным церквам он дает новое толкование церковному управлению, евхаристии и мученичеству, используя культурную терминологию языческого общества своего времени. Аллен Брент раскрывает обстоятельства и культурное окружение, в котором св. Игнатий формирует идею и богословие епископского служения в церкви, и предлагает по-новому отнестись к творениям этого живого, эксцентричного и бесстрашного архитектора христианского единства/

Заинтересовавшихся этим изданием адресуем также к рецензии на книгу Аллена Брента преподавателя Института Богословия и философии К.А. Махлака:

https://slovo-bogoslova.ru/nachalo/brent-allen-ignati..

Отзывы покупателей
  • Олег Куликов — 02.06.2020
    Письма Игнатия, именуемого в традиции «епископом Антиохийским», но более известным, как Богоносец, по-гречески «Теофорос» считаются одним из древнейших памятников христианской письменности, возникшим практически сразу, после поздних книг Нового Завета. Именно анализу этих писем, их подлинности, их значению, а также тому новому, что они и их автор, замученный, по утверждениям широко-принятой традиции в Римском Колизее не позднее первого десятилетия II в., привнесли в практику, традицию и учение Древней Церкви и посвящено исследование Аллена Брента – на момент издания книги – профессора на богословском факультете Кембриджского университета в Англии. Главный, и, казалось бы – парадоксальный, но очень правдоподобный, так как глубоко, на историческом материале аргументированный вывод автора, – привычная, «трёхстепенная» иерархия поместной церкви, экклесии, собрания верующих: «епископ, пресвитер, диакон» – впервые была оформлена и сформулирована именно в письмах Игнатия, назвавшего себя епископом Антиохийской церкви и «Богоносцем». Как считает и доказывает автор, преподобный профессор Аллен Брент, именно скандал и нестроения, вызванные Игнатием в христианской общине Антиохии, из-за, видимо, его попытки преобразовать харизматическое устройство церкви в иерархическое, и обратили на него внимание местной власти, привели к осуждению его на мученичество. И хотя Игнатий и не был римским гражданином, подобно апостолу Павлу (об этом говорит и образ его казни – растерзание дикими зверями на арене) – власть вынуждена была отправить его в Рим, так как приговор, приведённый в исполнение на месте, грозил недовольством народа. Так возникает ещё и тема так называемой «Второй софистики» – характерного для первого века эллинистического возрождения полисной гражданской демократии, находящейся в диалектическом отношении к «божественности» Римского Императора (демократия эллинского полиса – земная, практичная, признаёт санкционированное божественностью верховенство принцепса, и даже не просто признаёт – провозглашает). Для этой книги как раз и характерно то, что она не абстрагируется от исторических и политических реалий, в антураже которых пишутся послания (а пишутся они Игнатием в процессе его конвоирования в Рим на Западе Малой Азии – доступ к нему оставался свободным, его посещали, общались с ним, слушали его и служили «божественными гонцами» («теодромами») посланцы христианских общин – адресатов его посланий, некоторых из которых он тут же называл «епископами»), а широко привлекает бытовавшие тогда представления – мировоззренческие, общественные, языческие – к объяснению мотивов и аналогий Игнатия – человека своего времени, со стереотипами и политическими представлениями рубежа I-II века, незнакомыми неподготовленному современному читателю его писем. Из этого вырисовывается гармоничная картина. Конвоирование Игнатия превращается в аналог мистериального шествия – демонстрацию его епископства и декларацию в действии епископства вообще и его правоты – в частности. Игнатий исполняет роль, как в языческой процессии, характерной для времени «второй софистики» – носителя «типоса» – Образа Божия – настоящим епископом-богоносцем (процессии часто возглавлял сам император – живой бог, или любой жрец с изображением бога, для Игнатия же «типосом» становится его шествие на страдание, жертву подражающее Христовой). Вместе с тем утверждая и свою идею – идею, изложенную в его письмах: епископа, председательствующего как образ Бога, пресвитеров, как образа собора апостолов и диаконов, которым вверено служение Иисуса Христа (см. письмо к Магнезийцам, 6: 1). Игнатий, идущий на смерть, самой своей жертвой за паству, которую он сравнивает с ветхозаветными жертвами (а себя с «козлом отпущения»), демонстрирует своё епископство. Уже в процессе его шествия, возможно, и, вследствие его ареста и осуждения – в антиохийской церкви воцаряется мир, а затем иерархичная схема экклесии приобретает постепенно повсеместное значение. Хотя учение о епископе, как преемнике апостолов возникает уже позже – фиксируется впервые у Иринея Лионского. Письма Игнатия становятся признанным авторитетным источником, универсальным для христианства (сомнения в их подлинности высказывают во время Реформации противники епископального устройства церкви, с чего начинает свою книгу автор), возникают даже апокрифы-псевдоэпиграфы, приписываемые Игнатию. Защитой подлинности «средней редакции» писем Игнатия, полемике с исследователями, придерживающимися других мнений на подлинность писем, посвящена достаточно большая часть исследования Аллена Брента. Эти полемические страницы также дают щирокий обзор эпохи и мотивов деятельности Игнатия и его современников.
    Оценка: 5
  • Средняя оценка 5
Напишите отзыв и получите 10 бонусных рублей
Добавить отзыв
Ваш отзыв:
Ваша оценка:
Система Orphus — Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите ctr+enter.