Санкт-Петербург, Малая Конюшенная, д. 9 +7 800 201-43-49 (Бесплатно по России), +7 812 571-20-75
Главная / Книги / Православная литература / Художественная литература и поэзия /

Блажени...

Блажени...
Блажени...
Добавить в отложенные покупки
Товар №
99600
Роман, иеромонах
Издательство
Фонд творчества иеромонаха Романа, сайт Ветрово
ISBN
978-5-98361-357-7
Страниц
16
Вес, г.
100
Переплет
мягкий
Год
2021
Права
карманный формат
129 ₽
  • Описание
  • Отзывы

Вошедшие в сборник стихотворения иеромонаха Романа посвящены заповедям блаженства и написаны на основе святоотеческих толкований.

"...Душе моя! Завещано тебе:
Не знать о Боге, но иметь в себе!"
В произведениях иеромонаха Романа, начиная с первых песнопений, звучит отголосок слов Священного Писания. В этот сборник вошли стихотворные размышления отца Романа о заповедях блаженства, написанные на основе святоотеческих толкований. Стихотворения публикуются в авторской орфографии.

  • Ольга — 23.09.2021
    «Не знать о Боге, но иметь в себе!» Вышла из печати новая книга иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина), подготовленная к изданию Фондом творчества иеромонаха Романа и редакцией сайта «Ветрово». Это небольшой поэтический сборник «Блажени…», в который включены десять стихотворений, посвящённых заповедям блаженства. Они были написаны во время Великого поста 2021 года, когда отец Роман почти не общался с внешним мiром. В каждом стихотворении этого цикла автор постарался раскрыть смысл одной из заповедей, причём в основе его размышлений — не собственные открытия, а святоотеческие толкования. Чтобы сделать эту мысль более наглядной, расскажу о нашей переписке с отцом Романом во время подготовки этих стихотворений к публикации. Прочитав строчки «Блажен, кто закипающую кровь // При помощи рассудка укрощает», я спросила: «Может быть, не “укрощает”, а “угашает”? Мне кажется, это более применимо к закипающей крови». На это отец Роман ответил: «Почитайте толкования свт. Григория Нисского». У святителя Григория я нашла: «…блаженны не предающиеся вдруг страстным движениям души, но сдерживаемые разумом, — те, у кого помысел, подобно какой-то узде, останавливает порывы, не дозволяет душе вдаваться в бесчиние… Что достойна ублажения кротость, можно всякому видеть в страсти раздражения. Ибо как скоро слово, или дело какое, или предположение какой-либо неприятности, возбудит такую болезнь, кровь в сердце закипает, и душа готова подвигнуться к мщению; и как по баснословию иные снадобья изменяют наше естество в образ бессловесных, животных, так и тогда человек от раздражения делается внезапно вепрем, или псом, или барсом, или другим каким подобным зверем… А имеющий в виду блаженство при помощи рассудка укрощает болезнь, и выражает сие и спокойным взглядом, и тихим голосом, подобно какому-то врачу, который своим искусством врачует беснующихся до безобразия; то не скажешь ли и сам, сравнив одного с другим, что жалок и мерзок этот зверь; но достоин ублажения кроткий, кого и злоба ближнего не заставила утратить свое благообразие?». Образ святителя Григория убедил в том, что слово «укрощает» стоит на месте, а заодно я открыла для себя то, что прежде почему-то было неочевидным: что слова «укрощать» и «кротцыи» («кроткие») — однокоренные. Вспомнился эпизод из книги «Старец Силуан Афонский». В нём рассказывается о том, как однажды в русский Пантелеимонов монастырь на Афоне приехал католический учёный, осмотрел библиотеку и, узнав, какие книги святых отцов читают монахи, удивился: «У нас читают их только профессора!» Преподобный Силуан, услышав об этом, сказал: «Вы могли бы рассказать доктору, что наши монахи не только читают эти книги, но и сами могли бы написать подобные им… Монахи не пишут, потому что есть уже многие прекрасные книги, и они ими довольствуются, а если бы эти книги почему-либо пропали, то монахи написали бы новые». Насколько понимаю, смысл слов старца в том, что монашество хранит и продолжает святоотеческую традицию, и каждый настоящий монах в состоянии донести до слушателей или читателей те же мысли, которые излагали святые отцы. Его слово будет продолжать их мысли точно так же, как слова святых отцов продолжают сказанное в Евангелии. А святитель Иоанн Златоуст говорил о ещё большем — о том, что нам надлежало бы вести настолько чистую жизнь, чтобы мы даже не имели нужды в Священном Писании: тогда вместо книг нам служила бы «Благодать Духа, и как те исписаны чернилами, так и наши сердца были исписаны Духом». Трудно представить себе ныне живущего человека, для которого этот идеал был бы достижим, но можно догадываться, что монашеская жизнь способствует тому, чтобы Господь отверз ум к уразумению Писаний (Лк. 24: 45). В стихотворениях иеромонаха Романа очень часто явно или подспудно звучит то, что было сказано задолго до него. И порой именно его слово может быстрее найти путь к сердцу читателя, поскольку сказано нашим современником и облечено в поэтические строки, уровень которых не уступает признанным образцам классической литературы. Оглянувшись назад, мы увидим, что эта особенность была присуща и раннему творчеству отца Романа. Песнопения, которые принесли ему известность в восьмидесятые-девяностые годы, производили такое сильное впечатление ещё и потому, что в них звучало Божье слово — в первую очередь Евангелие и Псалтирь. Могу поделиться собственными воспоминаниями — когда я впервые услышала песнопения иеромонаха Романа, меня поразила красота этих строк: … И не станет меня, и река не замедлит движения, Разольётся вовсю, затопляя чужие края. Одинокий олень, лобызая свое отражение, На коленях губами коснётся души моея. И лишь гораздо позже расслышала перекличку этих строчек отца Романа со словами Псалтири: Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41: 2). А известное песнопение отца Романа «Евангелист Божественной рукой…» можно было бы назвать просто поэтическим переложением евангельского рассказа о блуднице, омывшей слезами ноги Спасителя — если бы оно не было пропущено сквозь сердце автора и не увенчалось строфой о себе самом и о каждом из нас: …Целу́ю пожелтелые листы, Святые покаянные страницы. Душе́ моя, блудница – это ты. Да даст тебе Господь любовь блудницы! Это обращение к собственной душе, заимствованное отцом Романом из церковных молитвословий (вспомните великопостное «душе́ моя, душе моя, восстани, что спиши»), навсегда закрепилось в его поэзии. Такое обращение завершает почти каждое стихотворение в книге «Блажени…», а одно из них вынесено на обложку: Душе́ моя! Завещано тебе: Не знать о Боге, но иметь в себе! Это строчки из стихотворения «Блажени чистии сердцем», и ключ к их пониманию тоже можно найти у святителя Григория Нисского: «Господь не знать что-либо о Боге, но иметь в себе Бога называет блаженством, ибо блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Но не как зрелище какое, кажется мне, пред лицем очистившему душевное око, предлагается Бог; напротив того, высота сего изречения, может быть, представляет нам то же, что открытее изложило Слово, другим сказав: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17: 12), чтобы научились мы из сего, что очистивший сердце свое от всякой твари и от страстного расположения, в собственной своей лепоте усматриваете образ Божия естества». На этом можно было бы закончить рассказ о книге отца Романа, если бы не одно последнее замечание. Митрополит Вениамин (Федченков) в воспоминаниях о своём духовном наставнике епископе Феофане (Быстрове) писал: «Он вёл дневник. Мне удалось почитать его… Чем дальше он вёл его, тем увеличивались выписки из Свв. отцов; так что в конце его Еп. Феофан выписывал одни выдержки из них. Но очевидно, они отвечали каким-то его личным переживаниям… Потом записи почему-то совсем прекращаются… Вероятно, он увидел, что эти выдержки несравненно авторитетнее, чем собственные мысли». Вот и отец Роман в своём позднем творчестве всё более явно обращается к слову Священного Писания. Почти все эпиграфы к стихотворениям последних лет взяты оттуда, и выбору этих кратких изречений отец Роман посвящает немало времени. Да и в его собственных строках всё чаще ощущаются более или менее явные отсылки к Писанию. Внимательный читатель обязательно узнает их — может быть, безотчётно, одним только сердцем, а может быть, откликнется на уже знакомые слова священных текстов. Думаю, такую работу со словом Божиим, которой занимается отец Роман, и можно назвать просвещением читателей, попыткой помочь им пролить свет в глубины собственного сердца. Только хочется попросить отца Романа, чтобы его «записи», в отличие от записей епископа Феофана, не прекращались, потому что он наделён подлинным поэтическим даром, и стихи — это часть его священнического служения. Хочется обратить к нему его собственные строки: О ты, напоминающий о Боге, Не умолкай! Ольга Надпорожская, редактор поэтического сборника «Блажени…» и сайта «Ветрово»
    Оценка: 5
  • Средняя оценка 5
Напишите отзыв и получите 10 бонусных рублей
Добавить отзыв
Ваш отзыв:
Ваша оценка:
Система Orphus — Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите ctr+enter.
Также вас могут заинтересовать
Книги автора
Блажени...
Последний снег
Благословенный час. Стихотворения 2020-2022 годов
Не сообразуйтеся веку сему
Мир вам! Избранная проза и публицистика
Собрание сочинений (комплект из 5 т)
Святорусье
Лазурь святая. Стихотворения
Белая ночь. Жанна Бичевская поет песни иеромонаха Романа (CD)
Созвездие Креста
Книги издательства
Календарь перекидной православный на 2022 год «Иеромонах Роман. Месяцеслов»
Не сообразуйтеся веку сему
Блажени...
Благословенный час. Стихотворения 2020-2022 годов